«Проблема инноваций не в деньгах, а в интересных проектах» - интервью Андрея Фурсенко

 


В бюджете 2003 года впервые появилась строка "Финансирование научного сопровождения важнейших инновационных проектов государственного значения". Это один из главных плацдармов построения той "экономики знаний", о которой как о столбовой дороге обновленной России говорит президент Путин и которая должна вытеснить доминирующую сегодня сырьевую экономику. Реальных примеров таких инноваций пока катастрофически мало. Минпромнауки на 2003 год после не слишком представительного конкурса с трудом удалось найти 12 достойных предложений, которые на коротком отрезке в 2-3 года должны доказать свою экономическую состоятельность. Как идет выполнение проектов? И каковы, поскольку это не разовая акция, а стратегическое направление, планы на будущее? Об этом первый заместитель министра промышленности, науки и технологий Андрей ФУРСЕНКО беседует с обозревателем Сергеем ЛЕСКОВЫМ.

Годовой оборот на мировом рынке новых технологий и наукоемкой продукции в несколько раз превышает оборот на рынке сырья, включая столь спасительные для нас нефть и газ. Общий объем этого рынка - почти 3 триллиона долларов. Но доля России здесь мизерна - 0,3%. Мы просто карлики рядом с США - 39%, Японией - 30%, Германией - 16%. Удалось ли после многих представительных собраний и принятых правительством мер переломить безрадостную динамику?

- Мое искреннее ощущение - у нас началось движение вперед. Я в силу служебного положения вижу эти результаты, но через год их увидят все. Уже есть реальные примеры успеха, о которых прежде только мечтали. Но, может быть, самое главное - сделаны системные шаги для формирования среды, где должна развиваться инновационная экономика и создаваться венчурные предприятия. Хотя у нас в стране существует тотальное недоверие к любому нормативному акту, постепенно удается улучшать правовое поле для инновационной деятельности. Первый год выполнения государственной программы по важнейшим инновационным проектам показал, что патентный закон работает. В каждом проекте исполнителям и соисполнителям пришлось решать вопрос о правах на интеллектуальную собственность и всегда удавалось заключить нормальные контракты с соблюдением баланса интересов всех участников инновационного проекта.
В России сделаны первые шаги по формированию финансовых инструментов для инновационной деятельности, началась работа с банками, некоторые из них уже проявляют интерес к поддержке долгосрочных проектов в области наукоемких технологий. К высоким технологиям постепенно обращается частный капитал, который по финансированию прикладных исследований уже сравнялся с бюджетной поддержкой. Год назад никто не верил, что в России можно заработать на высоких технологиях. Сегодня вера появилась.

И все же бюджетные расходы России на НИОКР - чуть больше 40 миллиардов рублей - уступают аналогичным показателям четырех десятков ведущих компаний мира, среди которых, к слову, 15 американских. Это какой-то инновационный анабиоз.

- Я не знаю в России ни одного коммерчески интересного проекта, который не нашел бы денег. Технических идей у нас море, но инновации, нацеленные на экономический результат, - особенная, как английский газон, культура. Этот путь России жизненно необходимо пройти как можно скорее. Если в бюджете 2003 года на поддержку инновационных проектов государственного значения было заложено 1,2 млрд руб., то в 2004 году эта строка выросла до 2 млрд руб., из которых 1,5 млрд пойдет на сопровождение уже начатых проектов, остальные - на новые, еще не отобранные.

Но пока объем инновационной продукции от общего объема промышленной продукции в России составляет смехотворные 3%. Рано ждать, что первая дюжина проектов изменила общую картину, но как, извините за высокий штиль, идет полет первых инновационных ласточек?

- В Государственном научном центре "Прометей" в Санкт-Петербурге успешно идет работа по созданию новых хладостойких сталей для северного климата. На предприятии "Унихимтек" под руководством профессора МГУ Виктора Авдеева быстро продвигается проект по новым углеродным огнезащитным материалам. В МГУ даже предполагают на частные средства открыть институт, где будут вестись фундаментальные исследования по этой теме. Удачно обстоят дела и у компании "НТ-МДТ" из Зеленограда, которая разрабатывает приборы и оборудование для нанотехнологий. Эта компания уже вышла на европейский рынок, а на внутреннем рынке, как ожидается, объем продаж составит 2,3 млрд руб. в 2006 году. Гиганты российского машиностроения "Силовые машины" из Санкт-Петербурга и "Рыбинские моторы" сумели наладить кооперацию для выпуска отечественных парогазовых установок, без которых невозможен прогресс в электроэнергетике.
Тяжелее ситуация в Институте кристаллографии РАН, где взялись за трудоемкий проект по созданию экспортно-ориентированной промышленности синтетических кристаллов-диэлектриков. Но все-таки с мертвой точки сдвинулись, уже сложилась кооперация. Совсем тяжело, пожалуй, лишь с проектом по ЖКХ, для которого по инициативе РАО "ЕЭС России" создаются энергосберегающие технологии, без чего реформирование этого сектора невозможно. Я на этот проект потратил больше времени, чем на все остальные, вместе взятые. Верю, что и этот проект пойдет.

Реформы в России, как правило, спускаются сверху. Внизу о них не думают. И потому так редко что-то путное получается. С инновационной экономикой тот же сценарий?

- В шести федеральных округах созданы центры трансфертных технологий. Мне сообщают: появилось множество интересных инновационных предложений. Такого раньше не было, раньше царила апатия. У меня ощущение, что Россия просыпается для инновационной и венчурной деятельности. В 2004 году в различных регионах начнется создание внедренческих зон. Государственная поддержка инновационных технологий - это не короткая инъекция. Наша задача - направить природную склонность русского человека улучшать все до бесконечности в экономическое русло.

По материалам информационного агентства Известия науки