Американский исследователь использует русский язык для решения лингвистических задач

 


Профессор Массачусетского технологического института в своей новой книге объясняет, каким образом особенности использования числительных в русском языке сообщают нам что-то важное об универсальных свойствах грамматики.

В грамматике русского языка существует поразительная путаница правил в отношении числительных. Так, например, существительное в единственном числе «стол», если оно используется в предложении в качестве подлежащего, принимает специальную «падежную форму», которая называется именительный падеж единственного числа. Когда слово «стол» используется со словом пять или больше, оно принимает другую форму, которая называется родительный падеж множественного числа (пять столов). А с числительными от двух до четырех, используете еще одна форма – родительный падеж единственного числа (два стола).

Но с теми числами, последней цифрой которых является единица, правильной формой вновь становится именительный падеж единственного числа. На русском языке «5281 ребенок» так и будет «5281 ребенок». Многие из этих форм вновь меняются в том случае, если существительное является объектом предлога.

«В русском языке существует поразительная путаница с числительными», — подчеркивает Дэвид Песецкий (David Pesetsky), обладатель профессорского гранта Ferrari P. Ward кафедры современных языков и лингвистики (Ferrari P. Ward Professor), а также глава факультета лингвистики и философии Массачусетского технологического института.

Больше всего в этой путанице Песецкого интересуют правила употребления грамматических падежей, то есть префиксы и суффиксы, которые во многих языках свидетельствуют о том, к какой части речи принадлежат слова в данном конкретном предложении. Например, для того, чтобы прочитать любое латинское предложение, нужно определить суффикс, обозначающий падежное окончание каждого существительного, и сделать это нужно для того, чтобы понять, к какой части речи относится данное слово и затем установить правильное значение этого слова. Сегодня падежи широко используются, в частности, в немецком, японском и корейском языках. (В английском от падежей остались лишь отдельные незначительные следы – например, в различии между словами «она» (she) и ее (her).

По мнению Песецкого, странность правил русских падежей может сообщить нам кое-что важное относительно падежей в целом, а также предоставить нам редкую возможность заглянуть в те аспекты современного языка, которые обычно скрыты другими его сложностями. По его мнению, падежи не являются отдельным набором грамматических правил, а, напротив, некоторые падежные окончания естественным образом заимствованы из определенных частей речи и относятся к ним. Существительные, как отмечает Песецкий, «рождены в родительном падеже», а само существование падежей может просто отражать то, каким образом различные части речи взаимодействуют друг с другом. Песецкий излагает свою теорию в книге «Морфология русских падежей и синтаксические категории» (Russian Case Morphology and the Syntactic Categories), которая недавно была напечатана в издательстве Массачусетского технологического института MIT Press.

Полный текст статьи опубликован на сайте РИА Новости: http://ria.ru/studies/20140210/994097477.html