Исследователи выяснили, как эмоции закрепляют воспоминания

 


Каждый знает, что события, сопровождавшиеся сильными эмоциями, запоминаются лучше, чем повседневный опыт. Известно также, что за кодирование эмоциональной информации каким-то образом отвечает связь между миндалевидным телом и гиппокампом. Наконец-то неврологи из Калифорнийского университета в Беркли (США) во главе с Даниэлой Кауфер смогли объяснить этот процесс.

Дело в том, что миндалевидное тело (эмоциональный центр мозга) заставляет гиппокамп («релейную станцию» памяти) создавать новые нейроны. В страшной ситуации эти новорожденные нейроны активизируются миндалевидным телом и становятся чистым листом, на котором чётко отпечатывается воспоминание. Это замечательное эволюционное преимущество: теперь ты никогда не забудешь, что класть голову в львиную пасть опасно.

Открытие должно сослужить большую службу специалистам, сражающимся с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) и другими проблемами, вызванными неисправным регулированием эмоциональной памяти, — например, депрессией и беспокойством.

Год назад Фред Гейдж из Института биологических исследований Солка (США) показал, что формирование новых воспоминаний связано с повышенной активизацией двухнедельных нейронов в гиппокампе, созданных из взрослых стволовых нервных клеток. Эти последние дифференцируются, по всей видимости, постоянно в новые нервные клетки — около 100 каждый день, — но половина новых нейронов погибает в течение четырёх недель после рождения. Однако при сильной активации (например, при получении важной информации) многие из них выживают.

Г-жа Кауфер знала об этом, а также о том, что многие виды положительного и отрицательного опыта (например, физические упражнения или стресс) влияют на скорость нейрогенеза в гиппокампе. Вместе с аспирантами Элизабет Кирби и Аароном Фридманом она предположила, что эмоции, регулируемые миндалевидным телом, не исключение, и сконцентрировалась на его базолатеральной части, которая обрабатывает негативные эмоции — стресс, тревогу, страх.

Элизабет Кирби удалила эту область у крыс и обнаружила, что производство новых нервных клеток в гиппокампе уменьшилось. Чтобы убедиться в том, что повреждение клеток, индуцированное хирургическим вмешательством, не повлияло на эксперимент, исследователи позаимствовали технику генной терапии у лаборатории Роберта Сапольски, что в Стэнфордском университете (США), и вызвали формирование калиевых каналов в миндалевидном теле, которые погасили деятельность нервных клеток, не причинив ущерба. Это также снизило нейрогенез в гиппокампе.

Затем исследователи проверили гипотезу г-на Гейджа о том, что новые нейроны особенно чувствительны в течение первых двух недель после рождения. Элизабет Кирби и Даниэла Кауфер пометили новорожденные клетки гиппокампа крыс и через две недели вызвали у грызунов условный рефлекс на страх. На следующий день одни крысы столкнулись с той же страшной ситуацией, а другие — с нейтральной, но новой. Исследование мозга показало, что в ситуации страха активировались именно новорожденные нейроны. При уничтожении базолатеральной части миндалевидного тела новые нейроны не активировались в ответ на страшную ситуацию.

Иными словами, новорожденные нейроны не только играют роль в формировании памяти, но и содействуют созданию эмоционального контекста воспоминания.

Результаты исследования опубликованы в журнале Molecular Psychiatry.

Подготовлено по материалам Калифорнийского университета в Беркли.

Иточник: Компьюлента