Cемимесячные младенцы продемонстрировали способность учитывать чужие мнения и убеждения.

 


В экспериментах психологов из Венгрии и США семимесячные младенцы продемонстрировали способность учитывать чужие мнения и убеждения.

Ранее аналогичные опыты проводились с участием детей в возрасте 15 и 13 месяцев. В основе подобных тестирований лежат классические, предложенные ещё в восьмидесятых годах прошлого века задачи на понимание ложных убеждений. Их суть заключается в следующем: в присутствии ребёнка некий персонаж совершает простое действие, скажем, кладёт конфету в ящик, и уходит, после чего кто-то другой перекладывает её в шкаф. Затем испытуемого спрашивают, где вернувшийся на сцену персонаж будет искать свою конфету.

Трёхлетние участники обычно делают неправильный выбор, тогда как дети 4–5 лет уже понимают, что точной информации у персонажа нет, и он должен совершить ошибку. Говорят, что дети обладают моделью психического (theory of mind): способны воспринимать свои собственные переживания и переживания других людей, объяснять и прогнозировать их действия, осознавать отличие реальности от представлений человека.

Новые эксперименты были построены по схожей схеме. В серии однотипных коротких видео персонаж, похожий на смурфа (существо, придуманное бельгийским художником Пьером Кюллифором), клал шарик на стол, отпускал его, и тот закатывался за непрозрачную перегородку. После этого смурф уходил, а шарик оставался на своём месте или выкатывался за границы экрана; в отдельном варианте видео шарик пропадал за границами экрана раньше, в присутствии персонажа. Когда последний возвращался, перегородку убирали.

Поведение семимесячных участников опыта, наблюдавших за персонажем, фиксировалось на камеру. То, насколько долго дети смотрят на заключительную сцену ролика, отражает степень их заинтересованности.

Как и следовало ожидать, неожиданные результаты — отсутствие шарика за перегородкой в тех случаях, когда он должен там быть, — привлекали повышенное внимание детей. Однако опыты, исход которых был неожиданным для персонажа, но не для самого ребёнка, также вызывали особый интерес. В экспериментах со взрослыми эти данные подтвердились.

Заниматься сравнением семимесячных и четырёхлетних детей, разумеется, бессмысленно. Даже если первые действительно могут на каком-то примитивном уровне воспринимать убеждения других людей, за три года развития всё успевает измениться.

Полная версия отчёта опубликована в журнале Science.

Подготовлено по материалам Nature News.

Источник: Компьюлента