Справедливость, культура и раса: неожиданная связь

 


Кристина Фонг (Christina Fong) из университета Карнеги-Меллона и Джакомо Корнео (Giacomo Corneo) из Свободного университета Берлина попытались оценить, какую цену готовы заплатить члены общества за то, чтобы общество было справедливым. Результаты анализа оказались небезынтересными.

Справедливое распределение в зависимости от того, что именно понимается под таковым, может основываться на трех фундаментальных принципах. Первый из них - "каждому по потребностям", предполагающий, что доходы распределяются соответственно индивидуальным потребностям.

Второй - "равенство", предполагающее деление дохода равными долями, и третий - "каждому по труду", означающий, что доход распределяется пропорционально затраченным на его получение усилиям. Последний принцип рассматривался авторами работы в качестве наиболее приемлемого в современном обществе.

"Во многих странах значительная доля государственного бюджета расходуется на перераспределение прибыли, - пишут авторы работы, - и предположительно - для обеспечения принципа "каждому по труду". Институт такого перераспределения также обходится обществу небесплатно. Соответственно, необходимо выработать представление о приемлемой для общества цене справедливости, с тем чтобы оценить, обеспечивается ли необходимый уровень обеспечения общественных потребностей".

Однако представление члена общества о мере справедливости в общественном устройстве определяется тем, верит ли он в справедливость оценки труда на рынке. Действительно ли люди достигают успеха благодаря упорному труду, либо же терпят жизненный крах в силу неудачных стечений обстоятельств и факторов, контролировать которые - не в их силах?

Ученые проанализировали результаты опроса фонда Гэллапа Haves and Have-Nots" 1998 года, в котором респонденты должны были высказать свое отношение к богатству и бедности, а также к государственным (США) программам помощи малоимущим. Участники опроса высказывали свое отношения к причинам, по которым люди становятся либо богатыми, либо бедными, а также к тому, следует ли правительству перераспределять богатство в пользу последних. Однако ответа на вопрос о приемлемой для респондента "стоимости", которую он готов платить за реализацию "истинной" справедливости, не давалось.

Чтобы получить ответ на этот вопрос, ученые разработали математическую модель, использующую данные опроса фонда Гэллапа.

Получить прямой ответ на вопрос о том, сколько человек готов платить за экономически справедливое общество, непросто из-за того, что изначальное неравенство опрашиваемых предполагает наличие "систематической ошибки" в ответах. Так, потенциальные получатели помощи (государственных дотаций) будут завышать данный показатель, имея в виду что платить будут не столько они, сколько другие - им.

Ученые в своей модели предположили, что люди изначально делятся на два больших лагеря. Первый из них составляли крайние сторонники "свободного рынка" (laissez-faire policy), предполагающие, что "рука рынка" сама все расставляет по местам, и какое-либо дальнейшее перераспределение прибыли за счет налогов, и т.д. - преступление. Вторые полагали, что рынок труда несправедлив и процветание с трудом мало связаны. Разумеется, такая абстрактная "черно-белая" модель имеет мало общего с действительностью - реальные люди в массе своей не придерживаются крайностей - однако позволяет определить "порог" налоговой нагрузки - "цену справедливости".

Результаты моделирования показали, что цена справедливости составляет 20% дохода - именно столько готовы заплатить абстрактные сторонники "свободного рынка" зато, чтобы государство не перераспределяло доходы в пользу бедных. Наоборот, "апологеты справедливости" на обеспечение этой самой справедливости в модели Фонга и Корнео готовы были пожертвовать те же 20%.

Разумеется, данная модель предельно абстрактна, относится лишь к одной, отдельно взятой стране и в сторого определенный период ее истории. Тем не менее другие результаты анализа, по-видимому, имеет не столь преходящую ценность.

Анализ показал, что степень "приятия" принципа справедливости человека зависит (и, по всей видимости, определяется) его культурно-образовательным уровнем и "расовой" принадлежностью - в последнем случае идет речь о "белых" и "небелых" членах нынешнего американского общества. Чем выше культурно-образовательный уровень, тем выше человек ценит равентсво. Чем этот уровень ниже, тем выше вера в справедливость рынка.

Аналогично, утвеждается в прессрелизе университета Карнеги-Меллона, "белые" ценят равенство выше, чем "небелые". "Белые" с высоким культурно-образовательным ценят экономическую справедливость максимально высоко. Неграмотные "небелые" - предельно низко. Уровень личных доходов при этом роли не играет.

Выявленная культурная и "расовая" зависимость в восприятии идеи экономической справедливости, вероятно, требует особого рассмотрения. При этом, подчеркивают авторы работы, полученные результаты не означают, что "небелые" либо малообразованные люди не привержены идее справедливости вообще - просто они понимают иные принципы, нежели "каждому по труду".

Такой результат заслуживает осмысления.


Источник: CNews.ru