Мозг борется со страхом

 


Человеческий мозг должен постоянно отсеивать приходящие извне сигналы, проверяя их на «уместность». В противном случае его бы захлестнул девятый вал впечатлений, которые мы получаем изо дня в день. Некоторые из наиболее сильных впечатлений, такие как выражения лиц других людей, являются триггерами эмоционального ответа, то есть «запускают» эмоции. Но случается так, что страх или даже счастье способны удерживать мозг в заливе спокойствия, необходимого, чтобы разум начал генерировать спасительные решения проблем. Недавние исследования раскрывают механизмы того, как человеческий мозг справляется с этой нелегкой задачей.

Ключевую роль в генерации и запоминании эмоций играют такие мозговые структуры, как мозжечковая миндалина. Именно она передает импульсы страха в гипоталамус, который в свою очередь контролирует симпатическую нервную систему. Нейрологи полагают, что так называемы «исполнительные» процессы контролируются областями мозговой коры, прилегающими к мозжечковой миндалине, и в том числе и передней частью коры поясной извилины. Эти процессы определяют, куда должно быть направлено внимание человека. Ростральная область передней цингулярной коры головного мозга (эта область находится в нижней части фронтальной коры) напрямую соединена с мозжечковой миндалиной и некоторые ученые полагают, что в прошлом она могла играть роль монитора эмоционального состояния, позволяя людям «раскрываться», когда можно, и сохранять пассивность, когда это выгоднее.

Однако эту гипотезу проверить довольно трудно. Эмит Эткин (Amit Etkin) с коллегами из Стэндфордского университета (Stanford University) обратились к классическому исследованию внутреннего конфликта (вариации так называемого теста Струпа). В классическом варианте теста Струпа испытуемый получает таблицу, в которой название цветов написаны буквами, цвета которых в одном случае соответствуют значению слова, а в другом – нет. Исследователи эмоций создали эмоциональный конфликт – они составили пары, в которых входило лицо, выражающее определенное эмоциональное состояние и слово, написанное поперек портрета и соответствующее этому состоянию, либо нет. Например, на улыбающемся лице могло быть написано слово «страх». Находясь под бдительным оком ЯМР-томографа, 19 добровольцев разглядывали 148 сочетаний, определяя и отмечая выбор кнопками, счастливое лицо или нет.

Исследователи обнаружили, что добровольцы увереннее различали конфликтные фотографии, если им предшествовали другие конфликтные фотографии. Это означает, что мозг готовит себя к разрешению такого конфликта. ЯМР-томография показала, что эмоциональные проявления активируют мозжечковую миндалину. Но когда лицо конфликтует со словом, на снимках «загорается» ростральная область передней цингулярной коры головного мозга и темнеют области, контролирующие эмоции. «Например, если кто-либо идет по пустой ночной улице и слышит вблизи громкий хлопок, то томография мозга немедленно бы показала активность мозжечковой миндалины, – объясняет Джой Хирш (Joy Hirsch) из Колумбийского университета (Columbia University), автор статьи на эту тему, опубликованной 21 сентября в журнале Neuron. – Согласно одному из авторов, активность ростральной области передней цингулярной коры, сопровождающаяся подавлением мозжечковой миндалины, определяет решение мозга о необходимости действия. Например, если хлопнула дверца машины, то ростральная область моментально гасит активность миндалины».

Роли этих областей мозга, похоже, противоположны. Активизируясь, миндалина угнетает активность ростральной области, а затем «отпускает» ее, когда эмоциональный накал снижается. Однако представляется, что ростральная область активируется, когда идет оценка потенциальной опасности раздражителя. Показатель сопротивления кожного покрова 10 добровольцев, прошедших тот же тест на внутренний конфликт, свидетельствует о том, что симпатическая нервная система действительно менее активна при подавлении активности ростральной области коры головного мозга. Эти экспериментальные данные выявляют двухэтапный механизм, который позволяет распознавать угрозу. Именно этот механизм дает сбой у пациентов с посттравматическим расстройством, возникающим в результате сильного стресса. Вероятно, при этом одна часть коры головного мозга «ошибается», неправильно распознавая «эмоциональное» состояние другой, определяя его как спокойное.

Дэвид Биелло
Источник: В мире науки