Китайская космонавтика - взгляд из Москвы

 


Причем, динамика развития китайской космонавтики недвусмысленно указывает на то, что задекларированные Пекином цели в области пилотируемых полетов, включая лунные и марсианские экспедиции, последовательно реализуются. Но к чему пришли сегодня разработчики китайской космической пилотируемой техники?

Путь китайского космонавта на орбиту начался в 70-х годах, когда были созданы межконтинентальные баллистические ракеты и космические носители на их основе. Это позволило КНР запустить первые собственные искусственные спутники Земли. Китай стал третьей страной в мире, способной создать и запустить спутники погоды. Разработаны космические аппараты для целей телевещания с высоким разрешением, передачи образовательных и информационных программ. Ожидается появление нескольких типов высокотехнологичных космических платформ для задач военного космоса.

К середине 1970-х годов была освоена технология возвращения космических аппаратов (КА) на Землю. Несомненно, эти достижения должны были инициировать проектные работы по пилотируемому космическому кораблю (КК). Можно предположить, что уже в то время китайские конструкторы пытались спроектировать одноместную капсулу общей массой до 2,5 тонн, но.... Технология полета даже по суборбитальной траектории оказалась, видимо, "не по зубам", и "маленький" китайский "Восток" так и не состоялся. И лишь когда к 1990-м годам было достигнуто существенное увеличение грузоподъемности китайских РН, появился "Проект 921" - национальная программа КК с человеком на борту.

На первый взгляд может показаться странным, зачем спустя десятилетия после полета Юрия Гагарина начинать с нуля?

Уходя от "левой" догмы в сторону экономических реформ, руководители Китая уже давно пытаются сплотить страну, обратившись к общенациональной идее. Эта стратегия особенно проявилась в порыве, с которым Пекин стремился "заполучить" Олимпиаду - 2008. В то же время сейчас в мире космической гонки нет, и запуск человека в космос для достижения лишь политических целей выглядит по одному образному выражению "шипением на сковородке". Впрочем, как и озвученные Д.Бушем планы пилотируемой экспедиции на Марс и предложения ряда российских космических руководителей о промышленном освоении Луны. На сегодня КНР стала третьей страной мира после СССР и США, отправившей человека в орбитальный космический полет. Такая высокоразвитая страна как Франция, заявившая в 1985 г. о намерении создать пилотируемый КК Hermes, в 1993 г. отказалась от этих планов.

На первом этапе полет китайского КК с человеком на борту должен был решить лишь одну - главную - задачу: доставить в космос и благополучно вернуть с орбиты на землю китайского космонавта. Этой главной задачей, по сути, и определялись мотивы и аспекты программы, в том числе проектно-компоновочные особенности космического корабля.

Опыт полетов зарубежных пилотируемых КА привел руководителей китайской аэрокосмической отрасли к решению взять за основу "универсальный" российский "Союз". Однако правильнее было бы сказать, что "Шэнь Чжоу" ("Волшебный корабль", в английском варианте Shen Zhou) - это симбиоз трех оригинальных технологий: российской, a la "Союз", китайской и западной, чья электроника и элементная база уже везде.

Китайский корабль очень напоминает "Союз" и внешне, и во множестве деталей. Спускаемый аппарат (СА) "Шэнь Чжоу" имеет такую же сферическо-коническую форму ("фара"), аналогическое размещение оптического визира, двигателей ориентации и парашютного контейнера. Китайские источники, напротив, настойчиво подчеркивают, что "Шэнь Чжоу" не является копией "Союза". Так, генеральный конструктор китайского корабля Ци Фажень (Qi Faren) заявил в одном из интервью, что китайский корабль "абсолютно" отличается от российского, лучше последнего и разработан, как и носитель для его запуска, независимо и самостоятельно. Он также сказал, что когда Россия предложила КНР проект пилотируемого корабля, Китай уже имел к тому времени свой проект.

Однако подобные заявления не исключают приобретения или заимствования многих важных технологий у других стран, в первую очередь у России. Несомненно, этому во многом могла способствовать благоприятная политическая атмосфера в отношениях России и КНР и финансовые трудности "северного соседа". Впрочем, возможная причина схожести российского и китайского кораблей в объективных законах аэродинамики. Ведь и российский многоразовый "Буран" практически не отличается от американского шаттла.

Юридической основой продажи Россией космических технологий Китаю является межправительственное соглашение от 25 апреля 1996 г. Поскольку соглашение было секретным, руководители российских предприятий, не скрывая факта ведущихся с Китаем работ, отказываются сообщать какие-либо подробности. Тем не менее, имела место информация о том, что Китай приобрел у российской Ракетно-космической корпорации "Энергия" имени С.П.Королева макет спускаемого аппарата "Союз ТМ" и аппаратуру автоматического сближения и стыковки. Известно также, что еще в 1996-97 гг. в Центре подготовки космонавтов им. Гагарина прошли общекосмическую подготовку китайские космонавты-инструкторы.

Использование ключевых технологий КК "Союз" на фоне блестящих успехов КНР в экономическом развитии существенно облегчило и ускорило разработку собственного проекта. И появился "Шэнь Чжоу".

Что можно сказать о самом корабле Линейные размеры его спускаемого аппарата увеличены по сравнению с СА "Союза" примерно на 14% (в диаметре - почти до 2,5 м), объем - в полтора раза. В принципе это можно назвать "собственной разработкой"; а, с другой стороны, повторив соотношение размеров и параметры балансировки, реально существенно "сэкономить" на аэродинамических и других испытаниях. Экипаж китайского корабля мог бы достичь четырех человек и более, если бы руководители программы отважились разместить космонавтов "в два этажа", чего, однако, не случилось. Приборно-агрегатный отсек доработан под имеющиеся компоненты (двигатели, солнечные батареи и пр.). А вот самый простой и понятный орбитальный модуль заменен на собственную конструкцию. Хотя в какой-то степени он напоминает бытовой отсек самого первого проектного варианта корабля "Союз" для лунного облетного комплекса.

Надо полагать, что китайские специалисты решили оптимизировать процесс отработки космического корабля и на долю орбитального модуля - в полном соответствии с его назначением - выпало обеспечение разработчиков информацией "на будущее" о работоспособности и реальных технических возможностях бортовых систем ориентации и стабилизации, маневрирования на орбите, электропитания, терморегулирования, радиоэлектронного и датчикового комплексов...

Наличие на орбитальном модуле солнечных батарей связано, по-видимому, с возможностью в будущем его автономной работы после отделения возвращаемого аппарата. Вполне вероятно, что в зависимости от программы полета орбитальный модуль может выполнять функции как бытового отсека и шлюзовой камеры, так и автоматического космического аппарата - вплоть до малого модуля будущих орбитальных станций.

В России одно время существовали планы создания подобных модулей (они разрабатывались в РКК "Энергия") для орбитального комплекса "Мир" и в последующем - для Международной космической станции на базе новых тяжелых беспилотных кораблей "Прогресс".

Судя по фотографиям, на внешней поверхности орбитального модуля установлены датчики таких систем как оптическая или инфракрасная система построения местной вертикали, магнитометрического курсоуказателя, возможно, также системы ориентации на Солнце - как на советском "Востоке". Все они предназначены для того, чтобы правильно выдать тормозной импульс и тем самым гарантировать благополучное возвращение космонавтов на Землю. Конечно, эти системы дублируют друг друга, но так кашу маслом не испортишь. Опять же сравнение характеристик работы одинаковых по назначению систем в реальном полете весьма пригодится в дальнейшем. Получив свой собственный бесценный опыт, ту самую "печку, от которой танцуют", можно будет, уже не копируя, а, понимая, реализовать, свой метод решения.

Реальная отработка корабля "Союз" в СССР - от "первых блинов" до уверенных полетов - заняла около 10 лет. "Шэнь Чжоу" благодаря максимуму заимствований с прототипа и применению китайскими инженерами собственных отработанных технических решений прошел этот путь значительно быстрее.

Что же дальше? Пилотируемая космическая программа КНР, как представляется, будет четко структурирована по этапам, нетороплива по срокам и ориентирована на простые и, по возможности, максимально надежные технические решения. До собственной орбитальной станции дело дойдет, очевидно, не скоро.

Великий Конфуций учил: "Три пути ведут к знанию: путь размышления - самый благородный, путь подражания - самый легкий, путь опыта - самый горький". "Путь опыта", по которому в меру сил идут лидеры космической экспансии - Россия и США - будет доступен Китаю еще нескоро. Благородный "путь размышления" - вряд ли найдет в Китае своего пророка. Как и раньше, остается "легкий путь": полеты на КК a la "Союз" с конечной швартовкой к Международной космической станции. Такой путь определяется не только возможностями аэрокосмической индустрии страны, но и китайскими традициями - принципом "цань ши", сформулированным императором древнего Китая Цинь Шихуаном: "Занимать постепенно пространство других, как шелковичный червь поедает листья...".

И вполне возможно, что обитатели первой постоянной лунной базы будут говорить на китайском языке.

Эксперт Института космических исследований РАН Юрий Зайцев

Источник: РИА Новости (Аналитика и комментарии)