Современное состояние теории происхождения человека.

 


Эта интереснейшая статья из №5 (2004) журнала «Человек» - дополненный текст доклада, прочитанного профессором-антропологом А.А. Зубовым в Институте человека РАН в июне 2003 года.
Обще известна схожесть человека с человекообразными обезьянами (шимпанзе, гориллой, орангутаном, гиббоном). Но не все знают насколько близко это родство. Шимпанзе имеют те же группы крови 0 и А, что и человек. Французский врач и исследователь Труазье в свое время произвел замечательный эксперимент, причем, не эксперимент ради эксперимента. Спасая человека, он рискнул и перелил ему кровь от шимпанзе. И больной прекрасно выжил и выздоровел. На таком рискованном опыте было доказано, что шимпанзе — действительно наши ближайшие родственники. Родственники по крови и по многим другим параметрам, в частности, по генетическим.
Совсем недавно, в 2000 году, на рубеже нового века группой американских генетиков был получен прямо-таки сенсационный результат. Известный американский генетик М. Гудмен с сотрудниками провел чрезвычайно трудоемкую работу по пересмотру всей систематики отряда приматов с точки зрения генетики с применением математических расчетов. В род Homo Гудмен поместил и шимпанзе, и человека. Род Homo у него распадается на два подрода: род Homo Pan — это шимпанзе, и род Homo Homo — это человек. Получается: человек-шимпанзе и человек-человек, которые составляют один род. Причем, этот вывод — не какое-то случайное умствование, а результат действительно серьезного, большого исследования. Таким образом, произошло весьма интересное и важное событие: впервые в строго научной литературе из уст известного генетика мы слышим, что шимпанзе называют человеком.
В 60-е годы прошлого века американские ученые, прежде всего супруги Гарднер, а затем П. Паттерсон и Т. Джиллс решили обучать человекообразных обезьян языку глухонемых. Сначала был язык жестов, а затем сделали специальный аппарат типа печатной машинки, на котором клавишами были не буквы, а разные картинки. Результаты поразили прежде всего самих исследователей. В опытах Гарднеров шимпанзе по имени Уошо освоила сразу и очень быстро 245 слов-символов. В опытах Паттерсон горилла Коко освоила еще больше — до 600 знаков. Но самое главное, что это нельзя назвать простой дрессировкой. Это была, я бы сказал, «сознательная» инициатива самой обезьяны. И Уошо, и Коко постоянно занимались «словотворчеством» и придумывали новые и новые символы. И довольно быстро — примерно по десять символов в месяц. Например, для Уошо было новостью, что ожерелье на шее может существовать и в виде кольца на пальце. А слово кольцо она не знала, но тут же моментально сообразила: это ожерелье на пальце. Любопытно, что обезьяны, как это бывает у людей, очень быстро выучили набор разных оскорбительных выражений. Они поразительно чувствовали многие языковые тонкости, скажем, прекрасно различали предлоги «в» и «на»: положить банан на стол или налить сок в чашку. Они понимали даже такие пространственные отношения.
Таким образом, этот вроде бы непреодолимый языковый барьер между человеком и шимпанзе, как оказалось, в какой-то мере можно преодолеть и общаться с шимпанзе по крайней мере на уровне ребенка 4-5-летнего возраста.

SPIN