Наноорехи переваривают молекулы внутри себя

 


Почти будничными стали сообщения о создании физиками каких-нибудь мудрёных наноструктур — то "деревьев", то "цветов". Но вот, оказывается, и сама природа может стать конструктором, преподнеся исследователем "на блюдечке" почти готовое наноустройство. Бери и пользуйся.

Это открытие было сделано случайно. Нынешней весной учёные из американской лаборатории Беркли (Berkeley Lab) проводили опыты с нанокристаллами кобальта (шарики, насчитывающие лишь несколько тысяч атомов) и поместили их как-то в серу.

На первый взгляд, результат был ожидаемый — образовались шарики сульфида кобальта.

Но вот рассмотрев их под электронным микроскопом внимательнее, учёные удивились — это были не шары, а полые сферы.

Ядун Инь (Yadong Yin), ведущий исследование, собрал коллег, и начался мозговой штурм.

В результате решили, что виновником чудесного превращения является эффект Эрнеста Киркендалла (Ernest Kirkendall), открытый в 1947 году, правда работающий здесь не совсем так, как обычно.

А обычно это выглядит так. Соединяют вместе два взаимодействующих твёрдых материала. Например, два цилиндрика из цинка и меди.

Их молекулы способны диффундировать. Но проникновение цинка в медь идёт быстрее, чем проникновение меди в цинк.

На границы материалов формируется слой сплава — латуни. Он растёт, но та его граница, что обращена к меди, растёт быстрее.

Казалось бы, и что с того? Оказывается, в таком случае в материале, диффузия которого идёт быстрее (цинк), образуются поры, которые растут и объединяются. Это и есть эффект Киркендалла.
Происходящее с кобальтом и серой подчинялось тому же правилу. Атомы кобальта смещались к месту встречи живее, чем атомы серы. Только разворачивались эти события на сферическом фронте и в наномасштабе. Поры внутри кристалла кобальта, покрытого сначала серой, а затем — сульфидом кобальта, вырастали так, что оставалось лишь ядро в центре, связанное с оболочкой тонкими мостиками убегающих молекул.

Потом исчезали и ядро, и мостики, оставляя идеальную сферу с пустотой внутри.

Учёные попробовали повторить процесс с другими парами материалов: кобальт и кислород, железо и кислород, кадмий и сера… Всё повторялось в точности.

Замечательным было и то, что в этом природном производственном процессе сферы получались почти одинаковыми — внутренние пустоты отличались по диаметру не более, чем на 13%.

Тут уж у американских физиков разыгралась фантазия. Таким идеальным сферам нанометрового масштаба можно найти массу применений.

Внутрь можно помещать лекарственные препараты для постепенного выпуска в теле пациента, в оптике и электронике также найдётся, что сделать с такими объектами, а уж химия… Готовый химический реактор, наноколба — разве это не здорово?

При этом для массовой технологии важно, что весь процесс идёт "в одном горшке" — добавил ингредиенты — получил наносферы. Никакого переноса материалов по разным плошкам, никаких потерь. Всё просто.

На клич "Посмотрите, что у нас получилось!" прибежали коллеги из других лабораторий и отделов. Химик Габор Соморджей (Gabor Somorjai) предложил: попробуйте поместить внутрь сферы ядро из другого материала, например — платины. Пусть это будет микрореактор с катализатором.

Но как поместить платину в закрытую со всех сторон сферу, дверцы-то нет?

Придумали многостадийный процесс. Сначала брали зёрна платины. Добавляли наночастицы кобальта, формируя ровную сферу вокруг ядра. Потом — кислород. Далее всё происходило по знакомому сценарию.

Через некоторое время весь кобальт реагировал с кислородом и убегал наружу, образовывая оксидную "скорлупу ореха", внутри которой свободно бултыхалось платиновое "ядрышко".

Выяснилось, что такой микрореактор, действуя как катализатор, снижает вероятность побочных реакций, повышая выход целевого продукта, по сравнению с платиной, работающей на открытом пространстве — на плоской поверхности или на поверхности пористых губок (как обычно и делаются устройства-катализаторы).
Попробовали применить "орехи", как катализаторы в реакции этилена с водородом, и увидели: скрытая платина самым наилучшим образом ускоряла образование этана.

То, что выглядело бы абсурдом в макромасштабе (представьте закрытый сосуд с платиной и исходные продукты снаружи), на наноуровне прекрасно работало.

Однако, как исходные компоненты проникали внутрь "скорлупы" и, как продукт реакции — этан — попадал наружу, осталось пока тайной. Природа-изобретательница не пожелала раскрыть этот патент.

Membrana.ru