Россия выйдет в ряд развитых стран, инвестируя в собственные нанотехнологии

 


"Единственный шанс РФ войти в число развитых стран - инвестировать в собственные нанотехнологии,"- уверен нобелевский лауреат Жорес Алферов.

Жорес Алферов - российский физик, лауреат Нобелевской премии по физике, депутат Госдумы РФ, вице-президент РАН, рассказал в своем интервью о будущем России, перспективах нанотехнологий и многом другом.

О практических задачах, которые решают нанотехнологии, сочиняются захватывающие дух сценарии. Где тут правда, а где легенды?

Самая общая, но ключевая правда: на старте XXI века вся современная электроника развивается под знаком нанотехнологии. Правда, что на основе структур с "квантовыми точками" созданы совершенно уникальные мощные полупроводниковые лазеры. Правда, что гетероструктуры, построенные на "квантовых ямах", подарили людям сверхбыстродействующие транзисторы.

Если первая интегральная схема недавно умершего Джека Килби (с ним мы разделили Нобелевскую премию) в 1958 году содержала всего два транзистора, то сегодняшний микропроцессор на той же площади в два-три квадратных сантиметра уже размещает более 100 млн транзисторов, фактически являясь вычислительной машиной, какая раньше занимала целое здание. Правда, что нанотехнологии на основе гетерострукгур германия - кремния дадут принципиально новые возможности для сверхбольших интегральных схем, для кремниевых чипов.

Правда, что гетероструктуры уже повсеместно работают в сотовых телефонах, компакт-дисках, световолоконной связи.
Правда, что космическая станция "Мир" пролетала на солнечных батареях с гетероструктурами 15 лет и могла бы летать еще... Приведу еще всего лишь один пример экономического характера. Расчеты показывают, что к 2030 году - это уже совсем близко - 50 процентов существующего в мире электроосвещения будет переведено на сверхъяркие полупроводниковые светодиоды, что даст планетарную экономию электроэнергии на одном только освещении в 50 процентов и общую ее экономию - в 10 процентов. Не говоря уже об экономии на долговечности осветительных приборов - светодиоды на гетероструктурах могут жить десятилетия и даже столетия.

А как насчет нанороботов? Это реально?

Безусловно, да. Биочипы (это ведь тоже нанотехнологии!) в перспективе позволяют надеяться на блоковское "и невозможное возможно" , на решение таких задач в области медицины, защиты и спасения жизни, которые пока еще считаются неразрешимыми. Во всяком случае, имеющийся здесь теоретический и экспериментальный задел, в частности пионерные работы очень крупного нашего биолога - академика Андрея Мирзабекова, дают достаточное основание для самых смелых прогнозов.

Итак, ясно, что нанотехнологии - прорыв в будущее. Но готова ли к нему Россия? Способна ли она сегодня сконцентрировать для этого интеллектуальный, организационный, финансово-экономический потенциал
Интеллектуальный потенциал, большой научный задел, несмотря на "утечку мозгов" и прочие драматические, трагические даже проблемы воспроизводства научной смены, в России пока все еще есть. Именно в этих исследовательских центрах рождаются сверхновые материалы, структуры, технологии, определяющие обозримое будущее человечества во всех сферах его жизни. Так что национальному нанопроекту будущего для России есть на что опереться.

Но зачем нам заниматься нанотехнологиями, если все равно промышленной базы для этого у нас нет? Бытует и такая точка зрения...

Современной промышленной базы у нас действительно нет, хотя лабораторные технологии развиты достаточно высоко. А что, для уранового и космического проектов была? Логика тут очевидна: если новые технологии сулят огромные перспективы и в то же время являются для страны вопросами жизни и смерти (а это сейчас для России именно так), то нужно находить и вкладывать необходимые деньги и создавать промышленную базу.

А где взять для этого деньги?

Вы прекрасно понимаете, что источником финансирования прорыва любой страны в области нанотехнологий может быть в первую очередь и в основном государственный бюджет. Так поступают Соединенные Штаты. Манхэтгенский проект (создание атомной бомбы) в капиталистической Америке шел, как известно, за счет госбюджета. Сейчас то же самое происходит там с национальными нанопрограммами. И во всем мире сегодня все так поступают.

Недавно я говорил на эту тему с одним нашим олигархом. Он сказал: "Жорес Иванович! Меня этот проект интересует, я готов к нему подключиться. Но ведь основные средства на него и мы, частники, будем запрашивать в первую очередь у государства". И надо его понять. Логика сегодняшних рыночных отношений в России толкает его к быстрой прибыли. Прибыль же от национального нанопроекта будет гигантская, фантастическая, но... спустя десять-пятнадцать лет.

Сама эта "рыночная" логика сиюминутной выгоды переворачивает представления об общественной пользе с ног на голову. Вот вы думаете, что экономия электричества, которую обеспечивают нанотехнологий, всем нам на пользу? Ан нет. Предпринимателю нужно, чтобы мы с вами не экономили энергию, а как можно больше ее тратили, чтобы он как можно больше ее продавал и извлекал при этом для себя сверхприбыли. Хотя и тут есть контрдовод: сэкономленную энергию можно ведь в избытке и продавать.

Последний вопрос. Каким вам видится алгоритм проведения в жизнь российской государственной нанопрограммы?

В этом году на международном симпозиуме "Наука и общество", на котором собрались лауреаты Нобелевской премии, премии "Глобальная энергия", многие выдающиеся ученые Российской академии наук, целый ряд выступлений был посвящен именно нанотехнологиям.

В докладах моих учеников - членкора РАН Николая Леденцова, докторов физматнаук Виктора Устинова и Алексея Жукова, кандидата физматнаук Алексея Ковша - "в связке" , последовательно как раз и был представлен такой алгоритм. В первом докладе говорилось о принципах применения основных результатов, полученных у нас за последние годы, для развития нанотехнологий.

Во втором анализировались результаты исследования структур с "квантовыми точками". В третьем шла речь о применении "квантовых точек" для создания новых типов полупроводниковых лазеров. В четвертом докладе рассказывалось о том, что реализуется сейчас на одной фирме, созданной, вообще говоря, моими учениками, но в Германии, а не у нас.

Но вот что такое главное - должны определять прежде всего ведущие ученые, специалисты, по-настоящему в этом разбирающиеся, а не чиновничья бюрократия, которая сегодня в России почему-то возомнила, что ей одной ведомо, как ей (а не ученым) "реформировать" и образование, и академию, и вообще науку.

Источник: Новая газета, 07.07.2005 Ким СМИРНОВ