Доходы малых инновационных предприятий растут

 


Сколько по итогам прошлого года заработали малые инновационные предприятия, в каком направлении движется наше образование и для чего нужно ранжировать вузы – об этом и многом другом говорили на Всероссийской конференции «Государство. Наука. Бизнес: механизмы взаимодействия в инновационной среде».

Минуло уже три с половиной года с тех пор, как был принят Федеральный закон №217, который дает возможность научным и образовательным учреждениям создавать малые инновационные предприятия (МИПы) для практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности. Об этом напомнил Сергей Матвеев, замдиректора Департамента государственной научно-технической и инновационной политики Минобрнауки. По его данным, доля продукции таких предприятий за девять месяцев минувшего года составила в валовом продукте 0,19%. Однако положительные сдвиги в этой сфере бесспорны: если в 2011 году доход одного МИПа в среднем составлял 800 тысяч рублей, то по итогам 2012 года этот показатель вырос до 2,7 млн. рублей – то есть более, чем в три раза. Всего же на данный момент в России создано уже около 1800 МИПов.

Положительный опыт создания малых инновационных предприятий достигнут, в частности, в Белгородском государственном технологическом университете (БГТУ). Хотя, стоит признать, что этому способствует «удачная» специализация вуза: строительство, технологии производства строительных материалов, технологии энергосбережения и т. д. По словам С. Матвеева, в последнее время вуз изменил свои образовательные программы – на всех специальностях введен курс «Инновационное предпринимательство». Благодаря этому студенты выпускных курсов, помимо прочего, стали работать над составлением бизнес-планов. Может показаться, что качество этих бизнес-планов невысоко, однако 10% из них выполнено на весьма достойном уровне. Это позволило на их основе с 2009 по 2012 годы создать 67 малых инновационных предприятий.

«Эти предприятия обратились в наши институты развития, в первую очередь, в Фонд содействия развитию малых форм предприятий, который поддерживает стартапы, – сказал С. Матвеев. – Нужно очень четко понимать, что такое стартап. Это попытка довести идею, которая «выношена» в голове, до такой формы, когда идея становится менее рискованной. Например, придумано устройство, технология, услуга. Где гарантия, что они пойдут на рынок? Для ответа на этот вопрос нужна апробация, а для ее осуществления – деньги. И деньги эти государство стартаперам выделяет».

Так, 67 белгородских МИПов в 2010-2011 годах получили в качестве господдержки порядка 30 млн. рублей – для того, чтобы создавать пробную продукцию, минимизировать риски. И уже в 2012 году доход этих предприятий составил 140 млн. рублей, они обеспечивают работой 400 человек. По мнению Матвеева, создание и успешное функционирование МИПов вузами – показатель того, что образование в России становится практико-ориентированным, а сами МИПы – привлекательными для инвестиций со стороны бизнеса. Также Матвеев отметил, что создавать подобные предприятия можно и в форме хозяйственных партнерств. В них могут входить и физические лица – разработчики, и вузы, и научные организации, и одно или несколько предприятий. Правда, о такой форме хозяйствования еще мало известно, опыта создания подобных организаций практически нет, посетовал докладчик. Однако он сказал, что его ведомство готово организовать курсы по повышению квалификации в этой сфере.

В свою очередь, Ирина Аржанова, исполнительный директор Национального фонда подготовки кадров рассказала, что в ее организации разработана методология ранжирования российских вузов. Ранжирование – это еще один современный способ оценить работу вузов. Причем это не просто оценка как самоцель – она проводится для того, чтобы в дальнейшем на ее основе принимать взвешенные решения. С ее помощью государство сможет определиться с необходимой господдержкой для того или иного вуза, граждане – выбрать достойное учебное заведение для своих детей, а компании – наметить партнеров из числа вузов.

Ключевое отличие ранжирования от рейтингования – то, что в рамках ранжирования можно учитывать разные миссии и профили вузов, разделять их по кластерам. Результаты ранжирования вузы могут использовать в целях саморазвития и реализации своих стратегических программ.

В ходе ранжирования вузы оцениваются по пяти критериям: наука, обучение, международная деятельность, трансфер знаний, взаимодействие с регионом. Выяснилось, что в стране есть 3 национальных исследовательских вуза, которые лидируют по всем перечисленным критериям (правда, И. Аржанова предпочла их не называть). Еще 5 национальных исследовательских вузов – лидеры по науке и обучению. Всего в процедуре ранжирования участвовало 103 отечественных вуза.

Пробное ранжирование – хотя, по большому счету, это и так очевидно – показало: для разных групп вузов должна быть своя поддержка со стороны государства, особенно финансовая. В первую очередь, ее необходимо оказывать тем высшим учебным заведениям, которые не имеют прочной связи с промышленностью, у которых нет достаточного количества разработок для внедрения.

Как известно, для оценки эффективности вузов сегодня применяются различные методы: аккредитация, мониторинг, составление рейтингов, ранжирование. Все они разнятся между собой, но глобальная цель у них должна быть одна – успешное развитие системы российского образования.

Автор: Сергей Смирнов
Источник: www.nkj.ru