Конкурсы на научные должности станут действительно массовыми

 


Продолжается разработка нормативной базы, необходимой для упорядочивания и совершенствования трудовых отношений в такой специфической сфере, как научная деятельность. Согласно вышедшему в конце 2014 года Федеральному закону №443 “О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части совершенствования механизмов регулирования труда научных работников, руководителей научных организаций и их заместителей”, Министерству образования и науки предстоит определить перечень должностей научных работников, подлежащих замещению по конкурсу, а также порядок проведения конкурсных процедур и аттестаций. При подготовке этих документов Минобр­науки постаралось расширить возможности для обеспечения мобильности научных кадров, так что новые правила, безусловно, повлияют на работу исполнителей ФЦП “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-­технологического комплекса России на 2014-­2020 годы”.

Положения о конкурсе и аттестациях должны быть едиными для всего государственного сектора исследований и разработок, включающего академическую, вузовскую, отраслевую науку. Представители этого неоднородного сообщества сейчас штудируют подготовленные Минобрнауки РФ приказы, опубликованные для общественного обсуждения на сайте regulation.gov.ru, и вносят предложения по их корректировке как в удаленном режиме, так и в ходе консультаций с научной общественностью, которые проводит министерство. Корреспондент “Поиска” побывал на одном из таких мероприятий, где заместитель директора Департамента науки и технологий Минобрнауки Сергей Матвеев (на верхнем снимке) искал консенсус с представителями Минтруда, Минпромторга, Профсоюза работников РАН, Общества научных работников, Ассоциации ведущих университетов России, других профильных общественно-научных структур.

Интересно, что никто из членов этой разномастной группы не высказал сомнений по поводу необходимости унификации норм трудового права для ученых. Наоборот, были высказаны мнения, что предложенный министерством подход позволит защитить научных работников от административного давления и создаст условия для их карьерного роста.

Комментируя подготовленные министерством документы, Сергей Матвеев указал на еще одну их важную особенность: в официальных бумагах нашел отражение тот факт, что образовательная и научная системы движутся по разным траекториям. До настоящего времени труд исследователей регулировался нормами, установленными для научно­-педагогических работников. Однако в связи с возросшими требованиями к науке, которая должна обеспечивать ускоренное развитие экономики, национальную безо­пасность, глобальную конкурентоспособность, в Минобрнауки решили установить специальные критерии найма и аттестации для работников, участвующих в исследовательском процессе. Раздельное регулирование не означает, что между учеными и преподавателями высшей школы поставлен барьер, но требования к сотрудникам научных и учебных подразделений теперь будут различаться.

Итак, какие же научные и руководящие должности будут замещаться на конкурсной основе? Практически все, кроме верхней и нижней ступеней ­ главных научных сотрудников (ГНС) и младших научных сотрудников (МНС). Назначение на эти выведенные за рамки федерального конкурса должности будет осуществляться в порядке, установленном организациями. Они, кстати, могут и сами конкурсы на них проводить, если сочтут это нужным.

Решение министерства не устраивать жесткий отбор на “стартовую” позицию (МНС) участники встречи единодушно одобрили. А вот по поводу ГНС возникли вопросы. Высказывались мнения, что перевод “главных” на бессрочные контракты превратит их в “свадебных генералов”. Однако основная масса присутствующих поддержала позицию министерства: сотрудникам, к научной результативности которых установлены самые высокие требования, которые имеют большой опыт работы и объединяют вокруг себя коллективы, должна быть обеспечена стабильность.

Комментируя приказ о порядке проведения конкурсов, представитель ведомства обозначил ключевые идеи, заложенные в этот документ министерством. Первая из решаемых задач ­ дать ученому возможность свободно выбирать место работы, наиболее подходящее для реализации его творческого потенциала. Вторая ­ придание процедуре максимальной открытости и прозрачности. Для этого планируется организовать единую федеральную площадку научных вакансий, на которой должны размещаться все объявления о найме. “Было много споров, что лучше ­ использовать уже существующие интернет­-порталы по трудоустройству или создать отдельный для научных работников, ­ сообщил Сергей Матвеев. ­ Остановились на втором варианте. Для новой информационной системы предложено доменное имя “ученые­исследователи.рф”.

В планы Минобрнауки входит также обеспечить при приеме на работу равенство прав нанимателя и кандидата на должность. Сегодня работодатель диктует условия, а о своих обязательствах зачастую скромно умалчивает. Чтобы ученый смог объективно оценить свои перспективы, министерство вводит стандартный профиль вакансий. В положении прописано, что конкурсное объявление должно содержать всю необходимую потенциальному работнику информацию, включающую не только требования к нему (в том числе основные показатели эффективности работы), но и описание условий труда, уровень оплаты, социальные гарантии.

Для улучшения коммуникации работодателя и кандидата преду­смотрена возможность подачи электронного резюме. Такая заявка по желанию подавшего ее ученого сохранится и после проведения конкурса, и он сможет автоматически получать уведомления по интересующим его вакансиям, открывающимся во всех научных организациях страны.

Внедрение новой конкурсной схемы ­ несомненно, революционный шаг. По оценкам министерства, сегодня свыше 80% объявлений о замещении должностей научных сотрудников делаются в ведомственных и региональных СМИ и на сайтах организаций.

После положения о конкурсе обсуждался порядок проведения аттестаций научных работников. Эту процедуру регулярно (не чаще, чем раз в два года, и не реже одного раза в пять лет) проходят только сотрудники, с которыми заключены бессрочные трудовые договоры. Готовя документы по аттестациям, министерство рассматривало в качестве одной из главных задач создание такого механизма, который не был бы обременительным для научного работника. “Мы хотим, чтобы ученые не ходили на заседания аттестационной комиссии с толстыми пачками дел”, ­ наглядно описал желаемую картину С.Матвеев.

Согласно положению, максимальное количество сведений должны собирать службы организации. При этом документы, и в частности личные дела сотрудников, будут копиться в электронной базе данных. К началу аттестации сотруднику нужно будет только посмотреть свое досье и исправить неточности. Если окажется, что установленные ему индивидуальные показатели достигнуты, оценка выводится автоматически. Такой подход полностью соответствует нормам Трудового кодекса и законодательству о персональных данных, что подтвердил присутствующий на заседании представитель Минтруда России. Если возникнут проблемы, начнется второй, экспертный, этап аттестации.

Участники встречи критически отнеслись к предложению министерства ориентировать показатели результативности ученого на среднее значение по организациям, входящим в референтную группу. Представитель министерства согласился с коллегами и пообещал убрать требование соответствия “среднему” из основных условий прохождения аттестации.

При этом отказываться от использования количественных показателей министерство не намерено. “Цифровые индикаторы ­ способ вывести работника из-­под административного пресса, ­ отметил С.Матвеев. ­ Если сотрудник достиг поставленных целей, вопросов к нему не должно быть. Не довольны его работой ­ ставьте другую цифру”. По результатам обсуждения решено было, что индивидуальные показатели для работника будет определять его организация, которая по новым правилам оценки и мониторинга результативности НИИ кровно заинтересована в том, чтобы не отставать от коллег по референтной группе. Так что сопоставление показателей будет происходить на уровне формирования целей и задач сотрудникам, а не на этапе проведения аттестации.

Профсоюз РАН предложил в ходе аттестации определять соответствие работника занимаемой должности не на основе оценки результатов их профессиональной деятельности, а на основе оценки качества выполнения трудового договора, в котором прописаны обязательства работодателя. Это позволит подстраховать человека в том случае, если ему не были созданы условия для нормальной работы.

Представитель министерства пообещал подработать формулировки приказов с учетом прозвучавших соображений. “Возникшие в ходе обсуждения предложения не затрагивают основные принципы, заложенные в документы, а детали мы готовы корректировать, чтобы придать подзаконным актам ясность и обеспечить удобство их применения на практике”, ­ сообщил он. В ближайшее время участники встречи будут ознакомлены с новой редакцией приказов, подготовленной на основе их предложений.

Работа над проектами документов по регулированию трудовых отношений в научной сфере вступила в завершающую фазу. В ближайших планах министерства ­ обработка замечаний, присланных на портал для общественного обсуждения проектов нормативных актов, и проведение встречи по данной теме с членами Совета по науке при Минобрнауки.

Надежда ВОЛЧКОВА, Поиск