Можно ли считать Нобелевскую премию Гейма и Новоселова хотя бы немного российской?

 


Нобелевскую премию по физике получили выходцы из России - Андрей Гейм и Константин Новоселов. Ученые, работающие в университете Манчестера, создали новую форму углерода – графен. Это пленка толщиной в один атом – идеальный материал для микросхем будущего. Константин Новоселов рассказал Антону Степнову, что много лет заставлял себя не думать о Нобелевской премии.

 Как вы узнали о том, что получили премию?

Я разговаривал по  скайпу со своим коллегой из Голландии. Мы обсуждали одну из наших новых статей— результаты, графики. В этот момент мне и позвонили из Нобелевского комитета.  (Может, скачать скайп? Общаетесь с коллегами, и это приносит вам удачу... :)) - ред.)

Вашего награждения ждали многие эксперты. Они уже который год объявляют вас претендентом на награду. Скажите, это действовало на нервы?

Это очень давило. Разговоры о том, что нам могут дать премию начались два-три года назад. В какой-то момент я не выдержал и решил, что больше не буду обращать на это внимания — не буду ничего читать и обсуждать. Помогло…

Но в глубине души-то наверняка надеялись?

Я изо всех сил старался ни о чем таком не думать.

А теперь? Верите, что стали нобелевским лауреатом?

Выхожу время от времени в интернет, смотрю список на сайте Нобелевского комитета. В такие моменты — верю.

Ваше награждение вызвало в России жаркие дискуссии. Все исследования были проведены за рубежом, на деньги Великобритании. Теперь люди спорят, можно ли считать награду хотя бы немного российской. Что вы сами об этом думаете?

Заслуга России огромна. Я получил образование именно здесь. Физтех — без всяких вопросов лучшая школа. Она помогла мне бесконечно и предопределила результат. Точно так же, как и моя работа в Черноголовке. Там очень сильные физики, с которыми приятно работать. Знаете, я вот что хотел бы отметить. Наука по своей природе интернациональна. Ни один серьезный результат просто не может принадлежать какой-то отдельной стране. Это просто абсурд. Любые исследования — всегда сотрудничество. Если составить список людей, с которыми мы вместе работали над графеном, то в нем будут сотни имен. Загляните к нам в лабораторию — там собраны студенты из самых разных стран. Никто не делит их на русских и нерусских.

Следующий вопрос как раз по поводу сотрудничества. Ваши главные работы по графену написаны в соавторстве с Сергеем Морозовым из Черноголовки. А он премию не получил…

Так совпало, что Сергей сейчас как раз с нами в Манчестере. Мы намеренно не затрагиваем эту тему в разговорах. Ничего не могу сказать про решение Нобелевского комитета. Почему-то так получилось…

По материалам интервью на сайте Русский Newsweek