Григорьев Александр Юрьевич


Григорьев Александр Юрьевич и противостояние в суде.

В Ленинском районном суде г. Ростова-на-Дону началось судебное разбирательство по неоднозначному уголовному делу о хищении денежных средств в КБ Донинвест .

Почему неоднозначное? Потому что за хищение денежных средств из этого банка судят банкира и мецената Александра Григорьева, который в середине 2014 года стал инверстором этого банка и внес в него 350 млн. рублей. Это обстоятельтсво дало банку новый путь развития, позволило запланировать открытие новых офисов в Крыму. Однако осенью этого же года, у банка отозвали лицензию и через некоторое время, в отношении инвестора возбудили уголовное дело о мошенничестве.

В настоящее время в уголовном уделе фигурирует хищение на сумму более миллиарда рублей. Как же Григорьев смог за 3 месяца похитить такую сумму? Вот тут и начинается интересное.

Нам удалось побеседовать с защитниками Григорьева, его знакомыми, работниками банка. И картина вырисовывается такая. До прихода Александра в банк Донинвест дела в нем обстояли удручающе. Это подтверждают многочисленные предписания и письма надзорного органа управления Центрального Банка по Ростовской области. Основная часть активов банка была слита в виде кредитов компаниям, связанным с Парамоновым предприятия группы ТаГаз и прочие. Основной долг эти компании в банке не оплачивали и платили только проценты.

То, что Парамоновские компании не смогут возвратить полученные кредиты, было понятно и в ЦБ, который летом 2014 года направил в Донинвест комиссию, сделавшую аналогичные выводы о низком качестве кредитов, выданных компаниям Парамонова. Автоматически банку предписано создать огромные резервы под эти кредиты, которые банк не в состоянии сделать. Ну и в итоге, кредитное учреждение лишили бы лицензии.

Все это понимало руководство банка Донинвест председатель правления Калитванская и ее заместители Гуленкова и Арбузова, которые проработали вместе с Парамоновым кто 20 лет, кто немногим меньше, и являлись, чуть ли не его правой рукой.

И что же придумали руководители банка? А все просто. Если Центральному банку не нравятся Парамоновские компании, то надо их заменить на другие компании, о которых Центральный Банк пока ничего не знает. А значит не нужно будет создавать огромные резервы под выданные кредиты.

Эту замысловатую комбинацию совместно с руководством банка предложил и в итоге реализовал знакомый Григорьева по бизнесу Кулеша Григорий. Он был также заинтересован в том, чтобы банк не закрыли, так как ранее убеждал Григорьева А.Ю., что видит в банке серьезный потенциал и подтолкнул бизнесмена к вложению в кредитное учреждение 350 млн. рублей. Отвечать за свой просчет перед инвестором Кулеша не хотел

Мало того, между Григорьевым А.Ю. и Парамоновым было составлено понятийное соглашение (меморандум ) о том каким образом банк Донинвест будет приобретен Григорьевым А.Ю. Также, было расписано, что все кредиты Парамоновских компаний будут погашены Парамоновым на деньги Григорьева.

Но судя по заводу Тагаз, который должен различным банкам несколько млн. рублей до сих пор, отдавать долги и погашать кредиты Парамонов не захотел.

Вместо того чтобы исполнить соглашение, руководство банка, верное своему прежнему шефу, договорилось с Кулешей о замене старых заемщиков на новых.

Это уже сейчас становиться понятно, для чего это было сделано. Скорее всего, погасить старые кредиты (Парамоновские) они не успевали, а тут еще проверка ЦБ пришла. Решение принимать надо было быстро. Ну и за спиной Григорьева провернули масштабную махинацию.

Почему за спиной? Да потому что, какой здравомыслящий бизнесмен согласится вложить в банк 350 млн. рублей, а потом раздать их в виде кредитов неизвестным ему компаниям? С чем он в итоге останется - с кучей долгов по кредитам, которые никогда не вернутся?

Но все расставляет по местам ответ на простой вопрос. Кто остался в выигрыше? Конечно же прежний собственник , который вывел из банка все активы и ничего никому не должен это Парамонов. Представляется, что если бы руководство банка не сделало такой хитрый маневр, то на скамье подсудимых был бы не Григорьев, а Парамонов.

Однако ЦБ не пошёл на поводу руководства банка и в октябре 2014 года отозвал лицензию.

Временная администрация, введенная ЦБ, разобралась, что компании, на которые переоформили кредиты денег не платят и в 2015 году МВД возбудило уголовное дело.

А теперь самое интересное, почему же на скамье подсудимых оказался Григорьев А.Ю.?

Руководители банка Гуленкова, Калитванская, Арбузова и вместе с ними Кулеша, понимали, что им придется отвечать за содеянное и решили перевести стрелки на Григорьева. Особо в этом преуспел Кулеша. Понимая, что ему отпираться бесполезно, он пошел на сделку со следствием, заключив досудебное соглашение. При этом сообщил следствию, что все, что фактически делалось в ущерб интересам Григорьева, сделано по его указанию. И вместо того, чтобы рассказать правду переложил вину на плечи инвестора!

Бывшие руководители банка, не нашли ничего умнее, как заявить, что они не при чем и о выводе активов ничего не знали. А ответственность за выдачу невозвратных кредитов переложили на плечи бывшего вице-президента банка Волчкова.

Дело в том, что Григорьев, узнав, что в Ростове проживает его дальний родственник Денис Волчков, бывший военнослужащий пенсионер, который ищет после увольнения из армии работу, походатайствовал о его трудоустройстве в Донинвест. Калитванская приняла Волчкова на должность Вице-президента, отвечающего за безопасность банка и обслуживающие подразделения.

Однако впоследствии, пытаясь переложить ответственность за выдаваемые кредиты на Волчкова, руководство банка по совету Кулеши ввело в действие новую форму кредитной заявки, которую подают компании в банк для рассмотрения вопроса о выдаче кредита. Своим приказом Калитванская обязала на каждой заявке ставить подпись Согласовано - Волчков , объясняя это формальностью и тем, что безопасность должна знать новых заемщиков.

Но уже на следствии Калитванская и Гуленкова заявили, что подпись Волчкова была самой главной, носила характер указания и без нее кредит не выдавался.

Каким-то образом из банка исчезла должностная инструкция Волчкова, где были оговорены его обязанности. Появились бумаги с подделанными росписями Волчкова.

На показания Волчкова, боевого офицера в запасе, прослужившего более 20 лет, имеющего многочисленные благодарности и награды, ветерана боевых действий следствие внимание не обратило.

Вот и получается, что нажились на банке одни, а отвечать за развал Донинвеста приходится другим.